стихи, чужое

снег над ленинградом

И если потом ничего не вспомнится, так даже проще,
Поскольку и прошлое тоже бывает невыносимо,
А нынче большой снегопад, посмотри, заметает площадь,
И это очень красиво, действительно очень красиво.

В такие моменты не надо времени, месяца мая,
Бесперебойного транспорта, рабочих звонков кому-то,
Когда так стоишь посреди этой площади, понимая:
Самое важное в жизни длится считанные минуты.

Решение перевернуть потрепавшуюся страницу;
Миг перед поцелуем, краткий взгляд, телефонная фраза;
Что-нибудь, от чего вправду может многое измениться,
Или даже, того гляди, переменится всё и сразу.

А нынче глядишь на снега, внимания не привлекая,
Не делая лишних движений, молчания не нарушив,
И тебя настигает огромная тишина, такая,
Что не можешь понять, это - внутри тебя или снаружи.

Списано здесь: http://koukurme.livejournal.com/125575.html

Стихи, чужое

Постой, ведь у нас был план, как все это будет.
Ведь мы же решили: сначала умрет собака.
Лохматый, рыжий, старенький, добрый пудель.
Ты будешь пить виски, я буду неделю плакать.

Потом нас бросят повзрослевшие дети.
Уйдут из дома, забудут детские клички.
Барсук, Пингвин и, может быть, кто-то третий
(ведь может быть третий, ну чисто теоретически).

И в доме, где лапы не цокают по паркету
(другую собаку мы не заведем, понятно),
В доме, где детская станет вновь кабинетом,
Я буду болеть, а ты делать мне чай из мяты.

Я буду глухая, седая, с обвисшей грудью,
Я буду бояться инсульта, инфаркта, рака.
Ты скажешь: не бойся, любимая, все там будем.
Все вместе – там, куда первой ушла собака…

Зачем ты там что-то чиркаешь, в нашем плане?
Ведь мы же договорились, как это будет.
Cначала умрет собака, ты слышишь, а не
ты, не ты, не ты! Пусть сначала пудель.

Списано здесь: https://www.facebook.com/anja.starobinets/posts/1291612154198240

Стихи, чужое

Нравится сказка? Гляжу, молчишь-ка! Слушай внимательно, до конца:

Кэвин — не рыцарь, почти мальчишка, старые латы и конь отца. Парень не ладит с железом острым, словом не ловит хвосты комет. Только невеста — в плену у монстра... так что и выбора, в общем, нет. Нету ни волка, всезнайки-друга, крестного мага, чтоб защищал. Есть только Боб — менестрель, пьянчуга, в ярких, нелепых, смешных вещах. Взял, да и бросился под копыта... что ж, веселее, чем одному.

... Земли, что были давно забыты, прячутся там, впереди, в дыму. Ждут на пути города и горы, небо к полуночи — как витраж. Кевин узнает и гнев, и горе, как приручать и седлать ветра. Люди с гортанным, нездешним смехом, верность, предательство, гул дорог. Что ты оставил, когда уехал, кем ты вернешься под эпилог? Песни, костры, синева и хвоя, голос приятеля, взгляд врага — всё это, хрупкое и живое, ляжет на Кевина, как загар. Там, где простор, где удары града, счастье — пронзительное, как нож. Рыцарь, уехавший за ограду — кем же ты станешь, когда дойдёшь?

Меч загорается, резок, звонок.
Монстр повержен, невеста, дом...
... Ты раскусил меня, дьяволенок.
Сказка, конечно же, не о том.

***
Ветер весною — сырой и нежный, вьется барашком вдали дымок. Парень бы справился сам, конечно — Боб лишь немного ему помог. Кто заподозрит шута — гитара, вечно бутылка пуста на треть...

... Если ты сильный, крутой и старый — что еще может тебя согреть? Если ты видел и мир, и войны, первые звезды с руки кормил — что может сделать тебя спокойным, что станет чудом, и что — дверьми?

Сердце весною — дрожащий лютик, бьется, что слышно и за версту.

Боба веками пленяют люди.
Люди, и то, как они растут.

Люди, от Англий и до Японий, ищут границы своей судьбы. Вот ты кого-то не пнул, а понял, вот стал немного умней, чем был. Вот ты меняешь чужие жизни — мыслями, кисточкой, ртом, пером. Вот ты боялся, и вдруг решился, вот помахал тебе вслед перрон. Если страданья, огонь и сера — как не устать, не сойти с ума? Сможешь быть добрым и милосердным — значит, почти что великий маг. Люди вокруг — от Москвы до Осло — помнят минуты, слова, места. Было паршиво, сегодня сносно, завтра поможешь кому-то встать.

Петь, узнавать, проживать, лучиться, в мутных потёмках увидеть свет. Все, что с тобою должно случиться, хочешь, не хочешь, оставит след. Драться, кричать, прошибать, переться, друга от бед заслонять рукой. Каждый, сумевший послушать сердце — кто-то немного уже другой. Крошатся истины, как печенье, гаснут и снова горят огни. Нити сплетаются в приключенья, в чьи-то обрывки случайных книг. То, что пугало, сейчас по пояс, солнце закатное бьет в глаза.

Прыгай в любой подходящий поезд, и никогда не смотри назад.

***
Всё, что случается, повторится,
Мне уезжать — обними меня.
Едет другой, незнакомый рыцарь
Кто-то бросается под коня.

Списано здесь:http://cheyzheon.livejournal.com/28037.html

стихи, чужое

Я тебе пишу не привычно - настала дата,
а пришла пора - отпусти меня, исповедуй
мою веру в то, что все те, кем ты жил когда-то,
остаются рядом, добавляют не тени, - света.
Так бывает, знаешь, когда отступает горечь
и обида больше не каплет китайской пыткой, -
ты однажды вдруг понимаешь: все видишь, помнишь,
но уже не больно, - шов зажил и сбросил нитки.
Так листву в октябре, затихая, теряют парки, -
меж ветвей звенит пустота и небесный купол.
Остается воздух - прозрачный и горько-сладкий,
остается память - иная, чем "губы в губы".

Я жила тобой, отвлекаясь на всяких встречных,
но жила - тобой, - между наших звонков и писем.
От руки твоей до руки утекала вечность
между рук моих, - мириады минут и мыслей
убегали прочь. Облетали, как лист осенний
все мои "люблю". Многотомник воспоминаний
растрепался, выцвел, - равняя тебя со всеми,
вычищая все междометия между нами. -
В тех местах, где "ах!" - я взлетала, касаясь неба,
где держал в ладонях, лелеял, уютил прежде,
остается память, как вечный эффект плацебо, -
что протянешь руку, и вот она - та же нежность.

Я не лгу себе, что иная, - так изменилась,
что ты не узнаешь, - неправда, всегда узнаешь.
Но проходит время, меняет мне плюс на минус,
и уже не то напряжение между нами.
Все, что ты любил, отдаю на поклон другому -
помоложе, поближе, но вряд ли тебя слабее.
Я иду к нему, как выходят порой из комы -
осторожно, трудно, - натыкаясь на балки, мели,
на свои границы, его непривычку, наши
недопонимания, "трудности перевода"... -
И справляюсь с ними, как, впрочем, должно быть с каждым,
кто вот так, как я, открывают в себе свободу.

списано здесь: http://www.stihi.ru/2012/04/23/7503

стихи, чужое

Мне не впервой вымерзать изнутри и отходить все дальше.
Я не умею только одно – обратно.
Каждое слово из тех, что выходят сейчас кашлем,
не говоримая мною тебе правда.
Не улыбаюсь почти никогда глазами, -
приподнимаю у губ уголки редко.
Все, что нас губит, выдумываем мы сами:
входим и дверь закрываем в своей клетке.
Не полюбить, но себя привязать насмерть,
не говорить, но почти не дышать порознь, -
это не то, чего б ты хотела. – Разве?
Это ведь то, о чем я завою после.
Но – отхожу, по клочкам подобрав душу, -
долгие годы еще будет мне сниться
то, как иду, как ужасно сейчас трушу,
то, как чужими становятся все лица.
То, как молчишь, удивленный моим жестом, -
на полпути до тебя отловить руку, -
то, как с тобой никогда рядом нет места
рука-в-руке, да чего уж там, мне-другу. –
Это не стон, я молчу, - мне дышать-то и то больно.
И не упрек, - ты не тот, кто меня бросил.
Просто так надо, и в этом моя воля:
я ухожу, - возвращаюсь в свою осень.


списано здесь:
http://www.stihi.ru/2009/07/28/4217

стихи, чужое

Ты – боль моего сердца,
ты – цель моего взгляда.
Куда, говоришь, деться?
Мне, в общем-то, и не надо. –
Мечусь без тебя в клетке
событий, людей, улиц, -
такой дурачок редкий,
попавший в чужой улей.
Я твой непутевый странник,
ты – мой путевой компас.
Я - болен, устал, ранен,
я – жив, пока ты помнишь.
Сбегаю опять в горы,
живу не с тобой – знаешь.
Ты – счастье мое, - горе
с моими живет снами.
С моим кочевым веком
дороги твои порознь.
Я пробовал, да, - некем
мне твой заменить голос,
твои заменить руки
и память свою выжечь. –
Я пробовал быть другом,
я пробовал так выжить,
но нечем, пойми, греться,
когда тебя нет рядом.
Ты – боль моего сердца,
ты – цель моего взгляда.

списано здесь:http://www.stihi.ru/2010/03/25/4809

Стихи, чужое

говорит говорит не смолкая сидит напротив
легок на помине ловок на повороте
причина и следствие
сияние чистого разума
сидит напротив говорит и показывает

говорит говорит о других городах и странах
чертит пальцами в воздухе графики бизнес-планов
сидит напротив взвешивает отмеряет
что с неё он получит завтра что потеряет

знает отлично что ему нужно что ему можно
он ведёт небрежно он действует осторожно
она имеет при нём своё странное мнение
и баланс не сходится
и калькулятор в недоумении

а она бы давно ушла как с ненужной лекции
но ей же слышно
на том конце столика бьётся сердце
да сердце
которое планы его срывает
сердце
о котором он сам не подозревает


Списано здесь http://kaitana.livejournal.com/194385.html

Стихи, чужое

В окнах маячат узкие тени веток.
Он открывает дверь, раздвигает шторы.
Он говорит, проснись, за окошком лето,
Смоемся к морю.
Он говорит, я умру, между рёбер колет.
Он говорит, хватит игр, я сдаюсь, послушай.
Он ей приносит вредную кока-колу,
Гадкие суши.

Он начинает кричать: ну чего ты хочешь?
Каждое утро мольбы, уговоры, пассы...
Я прекращу войну, я построю хоспис,
Встань, просыпайся.
Слухи о спящей принцессе катают в прессе.
Капли, панк-рок, инъекции, лёд за ворот...
Десять придворных врачей казнены, и десять
Ждут приговора.

Старый король смолит, утонувши в кресле.
Он ведь неплохо танцует, воюет, чинит…
Он устранил бы любую причину, если б
Знал, в чем причина.
Ни прорицаний, ни яблок, ни ведьм, ни прялок,
Всё было в норме, во всяком случае, внешне.
Просто причин просыпаться ничтожно мало
Глупость, конечно.

Вечер неспешно стынет, приказы розданы.
Сказка идёт, как идёт, и не поспоришь с ней.
Старый король закупается папиросами,
Мазью от пролежней

http://lllytnik.livejournal.com/23609.html#comments

Стихи, чужое

Мы не друзья - почему? Разве сложно понять?
С другом не станешь все время слова подбирать,
Нежность, привязанность, другу отдашь, не таясь,
Всплеска агрессии бурной в ответ не боясь.
Друга ты запросто можешь при встрече обнять -
Дрожь во всем теле не нужно стараться унять.
Сложно все время себя на две части делить -
В омут запретных надежд опасаясь заплыть,
Не замечать провокации тонкий подвох,
Слушая бархатный голос, задерживать вдох.

Больно. Слова обжигают больнее чем хлыст:
Я - мазохистка, ты - мой персональный садист.
Нет здесь ни слова о сексе - пишу не о том:
Я и вдали от тебя - вся твоя, целиком...